Состав редакции

/images/redaktors/gupinaav.jpeg

Жупина Анатолий Владимирович

Главный редактор.

e-mail:   newday@ukr.net

Тел.: (0552) 45-43-60, 33-44-00, 45-43-59.

images/redaktors/gupinalm.jpeg

Жупина Людмила Михайловна

Первый заместитель

главного редактора.

Тел. (0552) 45-49-24.

 

/images/redaktors/yaitskiyam.jpg

Яицкий Анатолий Николаевич

Заместитель главного

редактора.

Тел. (0552) 45-46-21.

Весь состав редакции...
ПРЕСС-КЛУБ "НОВЫЙ ДЕНЬ"                                                 ГОСТИ ПРЕСС-КЛУБА

Если вопросы, которые вас волнуют, стоят того, чтобы сформировать общественное мнение или получить широкий резонанс, обращайтесь в независимый  пресс-клуб «Новый день», который объединяет несколько десятков средств массовой информации не только Херсонщины, а и представителей общенациональных СМИ в нашем регионе…


Августа 2017

Четверг 17 Августа 2017

Херсонский лесхоз навынос
17.08.2017 07:26 Новости / Общество

Доработались: Херсонский гослесхоз остался без руководителя. На предприятии, в ведении которого около 30 тысяч гектаров рукотворных лесов и плавней, из-за отсутствия бюджетного финансирования и хронической невыплаты зарплаты еще несколько месяцев уволился его директор Александр Глод. С того времени здесь не могут назначить даже исполняющего обязанности директора.

— Кандидатуру исполняющего обязанности директора в Государственное лесное агентство Украины подали еще 19 июля. Однако, помимо Гослесагентства, ее должно согласовать еще и МинАПК Украины. А в МинАПК этого согласования по неизвестным причинам до сих пор не провели, — поясняет начальник областного управления лесного и охотничьего хозяйства Виктор Тищенко. — В Херсонском гослесхозе некому даже подписывать важные финансовые и хозяйственные документы, люди увольняются — по сути, там только охрана и осталась.

Впрочем, номинальное присутствие охраны вовсе не мешает расползанию материальных ценностей с территории лесхоза. Сперва пропадали аккумуляторы и прочие автозапчасти. Затем пришла очередь автономной установки для тушения лесных пожаров. Это довольно габаритная конструкция с баком на 600 литров воды и насосом, которая монтируется на базе автомобиля УАЗ. Для ее переноски вручную нужно 3—4 человека, но в полиции подозревают, что никто ее никуда не переносил и через забор не перебрасывал: просто погрузили на машину и вывезли. Охранник в совершении преступления либо пособничал, либо какие-то ‘’друзья’’ его споили до беспамятства, чтобы не мешал. С такими порядками удивительно, как еще административное здание лесхоза по кирпичику не разобрали. Но лиха беда начало — до этого тоже может дойти.

Владимир ДОРОФЕЕВ.




Що будемо сіяти завтра?
17.08.2017 07:26 Новости / Общество

8

Відповідь на це запитання шукають і в Тавричанці.

Сонце у південних степах ‘’відривається’’ по повній! Здається, штучні дощі, без яких тут не обійтися, навіть до землі не долітають — випаровуються на льоту. Але це, звісно, не так. Хліба, соняшники, кормові трави — мов на сторінках глянсових журналів! І у цій ‘’фотогенічності’’ більше заслуга людини, ніж природи. Природа якраз випробовує цивілізацію на її здатність реагувати на погодні катаклізми. 

Саме на цьому наголошує директор Асканійської державної сільськогосподарської дослідної станції Інституту зрошуваного землеробства Національної академії аграрних наук України кандидат сільськогосподарських наук Наталя ГАЛЬЧЕНКО.

— Наталіє Миколаївно, спекотнішого літа, ніж у вас, мабуть, на півдні України не буває. Та й клімат у наших краях уже, певно, не помірно континентальний, як раніше.

— Справді, наша станція знаходиться у найбільш посушливій частині України — степовій. А це величезна територія — більше 4,5 мільйона гектарів! І всупереч тому, що у нашій зоні і без того умови для вирощування сільгоспкультур досить важкі, ці умови продовжують погіршуватися. Все частіше відбуваються різкі спади температур, що призводить до стресових станів сільськогосподарських культур. А стреси для рослин — таке ж лихо, як і для всього живого. А щодо глобального потепління, то про нього українські вчені (не лише кліматологи, а й селекціонери) почали говорити на повен голос. І вже не як про прогнози чи припущення.

— Скажіть, будь ласка, а клімат цей через років так 15—20 не ‘’доповзе’’ до Вінниці чи, може, й до самого Києва?

— Не виключено. Зона опустелювання справді продовжує просуватися з півдня на північ України. Навіть у 2008-му (саме у цей рік створена Асканійська станція) кліматичні умови наші і, скажімо, Вінницької області, де розташований Інститут кормів та сільського господарства Поділля Національної академії аграрних наук, із яким ми теж співпрацюємо, дуже різнилися між собою. А зараз вони суттєво зблизилися. На Поділлі нині опадів випадає не набагато більше, ніж у нас, така ж спека…

— Ви тільки з названим інститутом співпрацюєте?

— Чому ж? Постійно співпрацюємо, скажімо, з науковими закладами мережі Національної Академії аграрних наук у сфері геоінформаційних технологій, зокрема тих, які користуються даними щодо наявності вологи в грунті. Це дозволяє значно оперативніше реагувати на виклики змін клімату.

— Який же вихід? 

— Перед нашою станцією поставлене головне завдання — розробити систему землеробства, а також технології вирощування зернових, зернобобових, технічних і кормових культур, які були б пристосовані до жорстких умов Півдня. Протягом кількох останніх років станція займається виконанням шести програм наукових досліджень — по дві з землеробства і рослинництва, одна — з тваринництва (вівчарства), а ще одна пов’язана з трансфером технологій (демонстраційні посіви і так далі).

— Наступного року ваша станція відзначить ювілей — 10-річчя існування. Не пробували, як мовиться, зупинитися і озирнутися?

— За цей невеликий проміжок часу у нас створено два нових сорти озимої пшениці — ‘’Асканійська’’ і ‘’Базальт’’, які вже представлені на демонстраційному полі. На виході — ще два нових сорти пшениці, назви для яких поки що не придумали. Вже зараз працюємо і на рік майбутній: селекційний же процес — процес безперервний. Хоч у нас і немає точних завдань від Національної Академії аграрних наук України, та ми працюємо і над впровадженням інших культур, призначених для вирощування в умовах жаркого клімату посушливого і напівпосушливого степу.

— За відгуками виробників, ваша станція багато робить для впровадження у виробництво у степовій зоні саме нових культур.

— У рамках програми наукових досліджень працюємо і у цій сфері. Зокрема, займаємося розробкою технологій вирощування олійних культур, поки ще мало знаних і мало розповсюджених, тих же кунжуту і сафлору. За ними майбутнє, враховуючи те, що вони засухостійкі. Продовжуємо експерименти з олійним льоном. Вивели вже власний сорт цієї перспективної олійної культури ‘’Віра’’, названий так на честь колишнього директора державного підприємства ‘’Дослідне господарство ‘’Асканійське’’, засновника нашої станції, Героя України Віри Опанасівни Найдьонової.

Одна з магістральних програм, над якими працюють співробітники станції, — програма ‘’Кормовий білок’’. Першочергова культура тут — люцерна, оскільки це білковий компонент у травосумішах, пирії (сорт ‘’Хорс’’ Інституту кормів), стоколос ‘’Скіф’’…

— Нинішній рік для південного хліборобства не вельми вдалий: засухи зробили свою чорну справу. Одначе пшениці на демонстраційних по­лігонах станції стояли такі, наче тих засух взагалі не було…

— Були, аякже! Але і в цих екстремальних умовах ми продовжували займатися своєю відповідальною справою. На цьому демонстраційному полігоні і на цей раз представлені сорти озимих пшениць, озимих і ярих ячменів, сафлор, а також льон олійний. У нинішньому році вирішили розмістити сорти для порівняння поруч — на богарі і зрошенні, а також після одного і того ж попередника — ріпаку.

— Про яку кількість сортів ранніх зернових мова?

— Про близько 80 сортів озимих пшениць і 7 — ячменів, виведених селекціонерами Херсонського інституту зрошуваного землеробства Національної академії аграрних наук, Одеського селекційно-генетичного інституту, а також фахівцями Асканійської станції. Наші сорти висівали через кожних 10 сортів ‘’чужих’’ — для порівняння і як стандарт. У нас на виході ще дві озимі пшениці — остиста і безоста, яку будемо передавати у сортовипробування. ‘’Асканійську берегиню’’ теж передаємо на сортовивчення.

— Що ж, з вашої розповіді, Наталіє Миколаївно, можна зробити один обнадійливий висновок: навіть за умов глобального потепління Україна не втратить титулу житниці світу.

— Думаю, не втратить! Бо як же інакше?..

Василь ПІДДУБНЯК.




‘’Заложники’’ в чужом порту
17.08.2017 07:26 Новости / Общество

Чтобы не умереть с голоду на арестованном судне, херсонские моряки ловили и ели сырую рыбу.

В Херсон благополучно вернулись четверо моряков, голодавших на арестованном турецком судне в румынском порту Галац без еды и воды. Старший помощник Артур Илюхин (он также исполнял обязанности капитана), второй механик Сергей Логашов, моторист Александр Ковтуненко, матрос Роман Данилишин нашли эту работу через местную крюинговую фирму. Однако уже на сухогрузе ‘’Си Бриз 1’’ обнаружилось, что оно арестовано за долги владельца, превышающие 4 миллиона долларов США. И без их оплаты никакого шанса выйти в море нет.

Команда судна безвылазно находилась на борту, занимаясь регламентными работами. Однако 29 июля на сухогрузе исчерпался запас горючего, соответственно, прекратилась и подача электроэнергии. В вышедшем из строя холодильнике камбуза испортились остатки продуктов. А на пополнение запасов денег не выделяли. В довершение ко всему, у моряков стали разряжаться мобильные телефоны, которые для них были единственным средством поддержания связи с властями, полицией, родными и близкими.

— Выжили исключительно благодаря рыбалке. На самодур ловилась рыбешка, похожая на сельдь. Однако клевало плохо — в день по одной такой выуживали. Приготовить ее было не на чем, так что резали тушку по кусочкам, делили их поровну и ели сырой. На такой ‘’диете’’ я похудел больше чем на 10 килограмм — с 96 до 85 кг. На судне постоянно болело сердце. Предлагали эвакуироваться в госпиталь, но я отказался — не захотел бросать ребят, — рассказы­вает старпом Артур Илюхин.

На тревожные сообщения с борта ‘’Си Бриз 1’’ представители судовладельца практически не реагировали — изредка отделывались ничего не стоящими обещаниями. Однако херсонских моряков здорово выручило обращение к журналистам и в консульство Украины. Информация о голодающих моряках мгновенно стала достоянием гласности, и к работе по их спасению подключились дипломаты. Сотрудница консульства (команда запомнила только ее имя — Анна) взяла на себя переговоры с полицией, таможней, пограничниками, оперативно переводила официальные документы с румынского, которого моряки не знали. Когда херсонцев перевезли с сухогруза на берег, помог и агент Сорин Херта — приготовил все документы, необходимые для выезда на родину на обычных основаниях, а не в порядке принудительной депортации. Он же бесплатно предоставил свою машину для поездок моряков по Галацу. А их было немало — в службу капитана порта, в ту же полицию и таможню.

Мытарства экипажа сухогруза закончились в тот момент, когда они сели в автобус, следующий в Украину через Молдову. Однако своих обязательств перед ними судовладелец до сих пор полностью не выполнил. Артур Илюхин рассказывает, что первые месяцы денег не платили вообще. Когда история с голодающими моряками приобрела международный резонанс, в два прие­ма выплатили половину причитающейся зарплаты за апрель, май и июнь. Остальное мученики с ‘’Си Бриза 1’’ дожидаются по сей день, и неизвестно, дождутся ли.

Артур Илюхин ходит в море почти десяток лет. Он сменил не одно судно, повидал многое. Но послед­ний рейс дался ему особенно тяжко, и после него старпом принял решение искать работу на берегу — пусть хуже оплачиваемую, но без таких испытаний, которые он пережил в Румынии. ‘’У меня двое детей и столько же внуков. Не хотелось бы их так рано оставить без отца и деда’’, — так говорит старпом о своих планах на будущее.  

Сергей ЯНОВСКИЙ.




Олег МАЗУРЯК: ‘’Земной поклон нашим спасителям’’
17.08.2017 07:25 Новости / Общество

6

Херсонский областной кардиодиспансер — единственный в области. Во многих случаях от его врачей и медсестер зависит спасение человеческих жизней. Однако работу этого уникального для региона медицинского учреждения чиновники не ценят — людям в белых халатах приходится самим искать возможности для выживания и просить о помощи. Об этом — наш разговор с главным врачом кардиодиспансера Олегом МАЗУРЯКОМ.

— Олег Петрович, есть ли у кардиодиспансера хоть какие-то привилегии благодаря его уникальному статусу?

— Увы, нет. Скорее, даже наоборот: из года в год бюджефтное финансирование нам урезают под различными предлогами. Сперва чиновники упирали на то, что нужно в первую очередь решать проблемы сельской медицины, детского здравоохранения. Потом возникла необходимость реформировать систему экстренной и неотложной помощи, и деньги направили туда. Хотя никто не отрицает, что вмешательство кардиолога при острых сердечно-сосудистых заболеваниях — это также неотложная помощь. Порой, если такую помощь вовремя не оказать, то через 5—10 минут она уже не потребуется. Более-менее нор­мальное финансирование закончилось еще в 2008 году, когда нам за средства от казны успели купить передвижной рентген-аппарат — так называемую арку. Он отработал 10 лет, дважды ремонтировался, однако сегодня опять остановлен — барахлит генератор. На его аварийный ремонт нужно 23 тыс. грн. Я обращался в департамент здравоохранения облгосадминистрации с просьбой как можно скорее выделить эту сумму. Но по большому счету технику нужно не ремонтировать, а менять. Вроде бы покупка нового генератора планируется в 2018 году, а сбудется ли это — остается лишь гадать.

— То есть все плохо?

— Есть и позитивные сдвиги. К примеру, на Херсонщине с большими потугами наконец-то приняли областную программу развития кардиологии и оказания кардиологической помощи населению (другие регионы сделали это в прошлом и позапрошлом годах). Программу, рассчитанную на пятилетку, утвердили только в июле нынешнего года. Она предусматривает, в частности, укрепление материально-технической базы для кар­диологической помощи. Для этого собираются выделить 86 млн. грн. на приобретение кардиореанимобиля, диагностического оборудования не только для кардиодиспансера, но и для областной клинической больницы, замену электрокардиографов в районных больницах и прочее.

— Но программа — это на будущее, а насущные потребности у пациентов есть уже сейчас. Как с финансированием на их питание и лечение?

— Далеко не секрет, что большую часть препаратов люди вынуждены покупать за свои деньги. Правда, недавно им это бремя облегчили — государство запустило национальную программу ‘’Доступные лекарства’’, в рамках которой бесплатно отпускаются фармацевтические средства для тех же гипертоников, людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Что касается расходов на питание, то в нынешнем году на каждого пациента выделили около 11 грн. в день. Понятно, что на эти смешные деньги обеспечить полноценный завтрак, обед и ужин, а уж тем более диетическое питание, невозможно. Вдобавок, в некоторые месяцы распорядители бюджета перечисляли даже меньше средств, чем за­планировано. Из-за этого создавалась 2—3-месячная задолженность, мы не могли рассчитаться с поставщиками даже таких самых обычных продуктов, как хлеб, соль, печенье, крупы.

— Однако выход из положения все-таки нашелся?

— Больные ходили бы голодными, но, слава Богу, Херсонщина не без добрых людей. Самыми настоящими нашими благодетелями уже многие годы являются такие предприятия, как ‘’Борозенское’’ и его директор Николай Медведь, ‘’Асканийское’’, которым руководила Герой Украины Вера Найденова. Сейчас Веры Афанасьевны уже нет с нами, но эстафету подхватил ее сын Виктор. И ‘’Асканийское’’ по-преж­нему помогает нам с продуктами — мясом, молоком, творогом, растительным маслом. Я знаю, что это хозяйство и с детской больницей своей продукцией делится. К работе конвейера доброты и милосердия, кстати, подключились многие фермерские хозяйства. ‘’Аделаида’’ Сергея Рыбалко из Голопристанского ра­йона дарит для пациентов картофель, фермерское хозяйство Владимира Шепеля из Нововоронцовского района уже более двух десятков лет щедро делится крупами и мукой, как он говорит, на пирожки, фермеры Сергей Байло и Вячеслав Коваленко привозят свежие арбузы и дыни. Василий Соценко из Скадовского района пополняет наши кладовые морковью, помидорами, сладким перцем. Леонид Кириченко с Каховщины подбрасывает капусты на засолку. В общем, спонсоров у нас немало, и всем им земной поклон за то, что поддерживают в трудные времена. Ведь у них ничего выпрашивать не надо — хозяйственники помогают нам без всяких напоминаний, так как считают эту помощь своим моральным долгом. Только благодаря им мы организовали в кардиодиспансере такое питание, какое две трети больных не могут себе позволить даже в домашних условиях. И продуктами, кстати, они не ограничиваются. Так, фермер Николай Дудко из Нижнесерогозского района недавно продал урожай озимых и на часть вырученных денег купил в наше реанимационное отделение функциональную кровать. Чтобы вы понимали, стоит она 25 тыс. грн.!

— Еще одна вечная проблема государственных клиник — нищенские зарплаты сотрудников. На работе кардиодиспансера она отражается?

— И еще как! У меня только в нынешнем году из-за низких зарплат уволились 7 медсестер. Иные их коллеги усиленно учат английский и польский языки — тоже собираются на заработки за рубеж. Да что говорить о медсестрах, если даже врачи высшей категории под старость вынуждены довольствоваться почти нищенской зарплатой в 4600 грн. ежемесячно! Государство не в состоянии повысить им зарплаты, но в то же время преследует медиков, получающих от пациентов какие-то деньги — это, мол, взятка. Однако давайте вспомним историю Российской империи. Будучи губернатором Саратовской губернии, небезызвестный Столыпин ввел на ее территории гонорары в качестве дополнительной оплаты для врачей земских больниц. Этим он фактически приравнял врачей к представителям творческих профессий — певцам, писателям, актерам, а став премьером, распространил подобную практику по всему государству. Пациенты, конечно, платили по возможности — если помещик мог внести и 50 рублей, то мельник приносил полпуда муки или пуд крупы, бедная старушка презентовала, скажем, пяток яиц. Зато прекратился отток врачей из глубинки — у них отпала надобность куда-то уезжать в поисках хлеба насущного. И кстати, понятие гонорара для медиков вполне легально существует сегодня в Литве и Эстонии. Да и в Венгрии пациенты специально откладывают в конверт ‘’благодарственные деньги’’ на случай визита к врачу. Почему бы и на Херсонщине хотя бы в виде эксперимента не ввести подобную практику — для начала, пусть только для сельского медперсонала? Чего мы боимся, чего боится правительство — что врач или медсестра станут мультимиллионерами? Да никогда этого не будет. Зато, легализовав гонорары, мы избавимся от коррупции, преследования медиков со стороны полиции и прокуратуры. Надо что-то делать, а не только разглагольствовать о реформах.

— Спасибо за интервью.

Спрашивал Сергей ЯНОВСКИЙ.




Страница 2 из 10
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>