Дело «Хайнеса»: на очереди – контрагенты