Комиссия уехала — сомнения остались