Под крылом «Бабая» оказалось неуютно